Георгины

admin

20 декабря, 2020

Начнем с карусели сортов, которые я попробовал. Если кликнуть на любой слайд, можно посмотреть более подробную подборку фотографий и информацию о сорте. 

kelvin floodlight
ben huston
Ferncliff Illusion
Akita
spartacus geel
Spartacus Geel
dahlia Penhill Watermelon
penhill watermelon
dahlia neon splendor
neon splendor
Contraste
engelhardt matador
bodacious
Lavender Ruffles
purple taiheijo
dahlia Hapet Blue Eyes
hapet blue eyes
Hapet Blue Eyes
grand prix
break out
englands glory
England's Glory
lavender perfection
Lavender Perfection
lindsay michelle
Lindsay Michelle
uchuu
Uchuu
bilbao
Bilbao
manhattan island
Manhattan Island
striped emory paul
Striped Emory Paul
bohemian spartacus
Bohemian Spartacus
previous arrow
next arrow

Я очень долго не хотел связываться с георгинами. Для маленького сада эти цветы кажутся невозможными. Я не говорю про маленькие клумбовые георгины, те, что растят из семян. Они симпатичные, правда далеко не всегда хорошо получаются. А вот настоящие георгины великоваты для маленького сада. Так я долго думал. Пока не решил два года назад попробовать, и, как положено после долгого воздержания – гулять, так гулять – сразу самые крупные, те, что в англоязычных каталогах называют dinnerplate dahlias. Что означает, что цветки у них должны быть размером с суповую тарелку. В официальной классификации георгин такой категории нет – большинство сортов, продающихся под таким названием официально относят к категории декоративных, больших и сверхбольших. Вот и решил я это попробовать. И не разочаровался, а наоборот, глядя в четвёртый уже сезон, планирую добавить ещё сортов 8-10 к почти двум десяткам уже имеющихся.

Выбор именно этого типа был откровенной авантюрой, безумием и блажью – как эти могучие растения разместить на паре куцых грядок. Крупные георгины имеют огромную площадь питания. В этом легко убедиться, если попробовать посадить георгин в горшок, даже не самый большой георгин и даже в очень большой горшок, литров на 40 объёмом. Когда осенью будем вынимать его оттуда, увидим, что весь ком земли свеху донизу оплетён всасывающими корешками, и будет ясно, что если бы преграды не было, корни пошли бы в стороны и вглубь дальше и заняли бы полкубометра. Когда георгин растёт в открытом грунте, корни распространяются очень широко и глубоко, поэтому когда мы осенью выкапываем клубни, мы не видим того, что видно в плотно набитом горшке, но можно быть уверенным, что это так и есть, понаблюдав за тем, как растут другие растения, хотя бы просто сорняки, вблизи георгин. Плохо растут. Ну и поэтому любой георгин будет стремиться завоевать все возможное простанство и для больших сортов можно смело очерчивать круг диаметром в метр, и так и располагать посадки.

Но так дело не пойдёт – так у меня больше десятка не поместится никогда. А хочется раза в три больше. Ну хорошо, в два с половиной. И чтобы самых видных сортов было хотя бы по парочке. Что при этом получается, я вполне испытал уже на первый год дерзкого эксперимента. Некоторые растения вырываются вперёд и давят соседей, просто отбирая у них питание. Есть ещё у некоторых растений и более сложный способ бороться с конкурентами – это называется аллелопатией – тогда растение специально выделяет в почву вещества, подавляющие рост других растений поблизости, но я почти уверен, что георгины такими коварными способами не пользуется. Им незачем. У них всё просто. Их девиз: “Что моё, то моё, а что не моё, то моим будет”. Знаем мы и другие организмы, руководствующиеся этой максимой.

И как тогда быть? Просто так, кое-как понатыкав, не получается. Нужно как-то контролировать рост. Есть довольно простой приём, который часто используют в больших выставочных коллекциях – выращивать строго в один стебель, тщательно прищипывая и удаляя лишние побеги и почки. Тогда можно посадки сильно уплотнить. Вот, например, как утрамбовывают посадки георгин в коллекции садов виллы Таранто в Вербании на Лаго Мадджоре. Впечатляет. Там их сотни. Как цветут, увы, не видел. Но я не люблю такие казарменные порядки. Хочется естественности даже в посадках георгин, чтобы они росли и в несколько стеблей, если им так хочется, и если в один, то чтобы ветвились и кустились в своё удовольствие. К тому же, пока сорт не попробуешь, понять, какие у него намерения в смысле высоты, кустистости, раскидистости кроны и прочего не просто трудно, а и невозможно. Все описания георгин очень ненадёжны в этом смысле. Они там все, в описании, одинаковые. Высокие, значит высокие. А на деле разброс в скорости роста и достигаемой высоте огромен. И у разных сортов очень разная манера роста, и это очень интересно, о для этого надо предоставить им побольше свободы в выборе тактики развития, в частности поменьше резать и пасынковать, делая только совершенно необходимые коррекции. 

Хорошо, тогда попробуем такую тактику. Высаживаем довольно плотно, в полметре друг от друга на узкой грядке такой змейкой. И дальше отслеживаем рост, и тех, кто отстаёт, подстегиваем Эпином-Экстра с Феровитом. А тех, кто и так вырывается вперёд, обносим. Эта простая идея оказалась вполне рабочей уже на второй год (2019) дерзкого эксперимента. На каждую грядку к августу оказалось не больше одного-двух неудачников, тех, кому в соседи попались монстры, которых что сдерживай, что не сдерживай – прут как сумасшедшие. Когда буду сорта описывать, расскажу, что за сорта так себя ведут. Вообще, совсем чётко регулировать рост, конечно, не получается. Обязательно найдутся два-три сорта, которые командовать собой не дают ни за какие коврижки. И они убегут вверх и вширь и таки задавят какого-нибудь зазевавшегося соседа. Но в целом, таких потерь стало очень мало – в прошлом году я потерял только один сорт. В этом – два, но и посадки увеличились.

На ковидный год эксперимент повторяем, еще увеличив количество, но не плотность. Полметра – это предел, ближе не получится ни при каких обстоятельствах. Добавлю ещё, что такая схема выращивания георгин, напоминающая строки Маяковского про некую партию, забыл как называется, которая мерещилась ему как “миллионов плечи друг к другу прижатые туго…” – вполне удаётся. С миллионами перебор, вместо плечей листья, но в целом плотность получается впечатляющая. И такой способ ещё и помогает экономить на опорах хотя бы немного, и опять – точно по словам поэта – “… в небо взмечем, держа и вздымая друг друга…” – именно так, и держат, и вздымают, и некоторым удается взметать свои цветы в небо, вымахивая больше, чем на два метра. Можно, можно так держать большие и очень большие георгины в маленьком саду, и получать обильное и длительное цветение.

Добавлю только, что система работает только при отказе от минеральных удобрений и особенно избытка азота, – все мои георгины выращены на органике, и довольно скудной, с регулярной подкормкой Экофусом по листу, и тоже – даем тем, кто отстаёт, обносим тех, кто и так впереди, перебьются. Если мы дадим растениям легкоусвояемые минеральные удобрения и, тем более, побольше азота, никак контролировать их рост не получится, и вымахают быстро те, кто имеет преимущество в начале, а это предсказать невозможно.

Kelvin Floodlight

Кельвин Флудлайт, что означает “прожектор Кельвина”, причём скорее “имени Кельвина”, чем просто собственность некоего Кельвина. Есть подозрение, что создатель сорта имел в виду не какого-то знакомого или родственника, а то, что свет у прожекторов может быть разных оттенков (цветовой температуры), и что эти оттенки измеряются в Кельвинах, потому что сравниваются с излучением сильно нагретого тела, температура которого, как принято в физике, указывается в градусах Кельвина или просто Кельвинах. Так или иначе, даже если это всё же знакомый или родственник, имя Кельвин всё равно идёт от великого английского физика лорда Кельвина, а у того это было не имя, а положенное по статусу обозначение родового гнезда фамилии, жалованное королевой. Фамилии у бездетного лорда не получилось, но имя осталось и иногда встречается в англоязычном мире. B даже однажды стало фамилией литературного персонажа, главного героя Соляриса. Хорошо было бы спросить о том, что имел в виду создатель сорта, но, увы, в селекции георгин очень много любителей, от которых иногда и имени не осталось, не то, что каких-то подробностей их биографии и замыслов. Сорт довольно старый, выведен в Австралии в 1958 неким Уильямом Мак Дугаллом (McDougall), история совсем умалчивает о том, кто это был. В Австралии в те времена селекцией георгин занимались весьма активно и оттуда происходит немало известных сортов. Есть и ещё одно предположение о названии георгина. В селекции георгин есть традиция использовать какое-то красивое слово во всех сортах, созданных одним селекционером – это немного похоже на формальные названия сортов роз, но выглядит намного более естественно. Вот, возможно, Уильям Мак Дугалл и выбрал имя Kelvin для всех своих сортов. Но так получилось, что от него остался всего один сорт. Есть некоторые сведения, что были и другие сорта, и они действиельно тоже начинались на Kelvin, но они не сохранились в ассортименте. А этот не только сохранился, но и стал одним из самых популярных среди любителей георгин. Так получилось, что с тех пор никто не смог сделать что-то подобное. Это один из абсолютных чемпионов по размеру цветка, и в США, где местное общество любителей георгин много лет ведёт рейтинги популярности сортов, этот сорт неизменно в топах, и чаще других был на самой вершине. Более 60 лет! Фантастика.
И чем больше эта величина, тем ближе цвет к чисто белому, к белому калению. Но оставив в покое Кельвина, кем бы тот ни был, замечу, что название очень удачное – огромные жёлтые цветки этого сорта действительно напоминают хороший прожектор, удивительно даже, что в темноте не светятся. А оттенок я бы определил, как холодно-лимонный. Жёлтые цвета и оттенки обычно считаются тёплыми, но вот этот оттенок по ощущению холоден. Жёлтых георгин много, и в моей маленькой коллекции есть ещё несколько, но у них у всех цвет – настоящий тёплый жёлтый, цыплячий. А у этого холодный, и тени у лепестков поэтому имеют тоже холодно-зеленоватый оттенок, и края лепестков со временем становятся почти белыми. Есть, кстати, у этого спорта чисто белый спорт Kelvin White, но это редкость.
Сорт один из самых ранних, очень быстро нарастает, чему способствуют могучие и прочные стебли, у основания могут достигать 5 см, стабильно зацветает в конце июля, если высадить на постоянное место в конце мая – начале июня. Раньше я никогда не высаживаю, и места нет, и боюсь – на моей памяти слишком много было заморозков даже и в первой неделе июня. Не самый высокий, останавливается и не лезет выше метра тридцати – метра сорока. Отлично кустится, можно смело оставлять три-четыре побега, каждый даст много боковых, и куст в одиночку спокойно займёт квадратный метр, при этом побеги довольно прочные и спокойно выносят огромные цветки, в первую очередь потому что у них относительно короткие и прочные цветоносы. Из мелких недостатков – огромные цветки начинают увядать и коричневеть с краёв иногда чуть раньше, чем распустятся полностью, и на фоне чистейшего цвета распускающихся соцветий это больше бросается в глаза, чем у других сортов, создавая ощущение некоторой неряшливости. И самые крупные у этого сорта только первые цветки, в первый месяц цветения. Следующие начнут мельчать, немного, но самых крупных больше не будет, и ещё – более поздние цветки почему-то смотрят в пол, очень похоже на подсолнечник – только первые стоят вертикально, как и положено хорошему прожектору. Поэтому торопитесь восхититься, сделать селфи и т.д. когда видите самые крупные и самые чистые цветы – второго шанса может и не будет: кусты исправно продолжат цвести, но уже не так эффектно, как в самом начале.

Akita

Акита. Японский сорт. Скорее всего, выведен Юсаку Кониси (Yusaku Konishi) и назван в честь местечка, где находится питомник и коллекция георгин, открытая для публики. В некоторых местах считают, что сорт выведен чуть раньше, в 1978, и называют оригинатором Оту (Ohta). Но это, видимо, ошибка, возможно перепутали с другим сортом, Акита-но-Хикори. Ю.Кониси – известный селекционер георгин с внушительным списком очень необычных новых сортов, а этот Ота, видимо, трудился в том же питомнике чуть раньше и не столь преуспел, хотя мог оставить задел. Сорт очень необычный, судя по изображениям в сети,довольно полиморфный, с неустойчивым фенотипом. С этим же связано большое количество спортов, частично зарегистрированных как новые сорта, частично просто гуляющих. Он зарегистрирован в декоративном типе, но имеет явную склонность к некоторой кактусовости, и иногда показывает серединку. То, что растёт у меня похоже на этот сорт, если сравнивать не с одной картинкой, а сразу со всеми, причем рядом могут распуститься два разных цветка – один чисто декоративный, второго тянет к кактусам. Некоторые цветки аккуратные по стандарту типа и четкими переходами ярких оттенков, другие – живописные растрёпы с импрессионистской гаммой оттенков. Барокко и импрессионизм на одном кусте. Сорт средней высоты, д 1 метра, спрочем, ему сильно не повезло, потому что рядом оказался настоящий монстр, и я еле вытащил Акиту – но вытащил. На будущий год подберу ему место получше и без таких соседей. Штука стоящая, именно своей изменчивостью – почти каждый цветок особый, как будто это не один сорт, а минимум три. Если получится посажу пару в разных местах. Цвет тоже переменный, иногда тянет в бордовый с желтой окантовкой, иногда в гораздо более светлый, ближе к алому.    

Ben Huston

Бен Хастон, выведен в Канаде в 1985, оригинатор N. Earle Huston, очень плодовитый селекционер с множеством сортов, названия которых всегда заканчиваются на Huston. Ben Huston – самый популярный из всего наследия селекционера. В США и Канаде из года в год повляется в чартах в категории крупных (АА размер) неформальных декоративных. Эта категория, в отличие от формальных декоративных, к которым принадлежит тот же Прожектор Кельвина, допускает что лепески могут быть частично скручены. Цвет определяется как абрикосово-оранжевый или бронзовый, лепестки окрашены почти равномерно. Один из самых высоких, у меня спокойно вымахивает к началу августа к метру восьмидесяти и примеривается к двум, но пока отложил это достижение. При этом сорт не наглый, растёт в основном вверх, не так подавляет соседей, как можно было бы ожидать от такого рослого молодца. Стабильно цветёт до конца сезона, начиная чуть позже самых ранних, где-то с высоты в метр. Цветки не максимального размера, но очень крупные, около 20 см в диаметре. Дополнительный эффект создают тёмно-пурпурные цветоносы, при том, что листья и основные стебли у сорта чисто зеленые, совсем без красноты. Цветки всегда смотрят в небо, и очень устойчивы к дождю. Превосходный, очень стабильный сорт, за счет роста и эффектного цвета завоевывает себе особое место даже среди крупных георгин, образуя верхний ярус цветущего массива.


Если кликнуть два раза по центру слайда, он раcкроется по-другому

Contraste

Контраст. Французский сорт, выведен и заявлен компанией Шевалье под руководством Раймона Шевалье (Raymond Chevalier) в 1950-х (в разных источниках упоминаются 1953 или 1957). Компания давно прекратила существование, но этот сорт сохраняет популярность, и понятно почему – это настоящий шедевр селекции. Начинает цвести очень рано, буквально с роста 40-50 см уже распускается первый цветок, и это производит очень странное впечатление – кажется, что это совсем не то, за что это выдали, не крупный декоративный георгин, а что-то компактное, небольшое, типа сортов из популярной голландской серии Melody. Но он продолжает расти и одновременно цвести и к сентябрю достигает внушительных размеров, под метр двадцать высотой. Одновременно увеличиваются цветки, достигая 12-15 см в диаметре. По форме соцветий – декоративный, скорее неформальный, чем формальный, из-за лёгкого скручивания язычковых цветков. Очень сильно кустится, образуя внушительный широкий куст, что стоит учитывать – соседям может быть нелегко, и есть смысл рядом высаживать более высокорослые и менее раскидистые сорта. Пасынковать и как-то еще ограничивать рост точно не надо – много потеряете. Лучше отвести ему достаточно места, даже, пожалуй, высадить отдельно, тем более что у него есть и еще одно потрясающее свойство – куст не однобокий, он будет цвести во все стороны, в том числе и против солнца. По расцветке на первый взгляд довольно обычен – среди георгин полно сортов с красными, бордовыми, бордово-фиолетовыми лепестками с белыми кончиками. Но этот сразу бросается в глаза именно тем, что дало название сорту – контрастом, основной цвет настолько насыщен, что переход в чистейший без единой помарки или прожилки белый производит впечатление без преувеличения ослепительное. Невероятно эффектный георгин, совершенно неутомимый в цветении, количество соцветий постоянно увеличивается вместе с размером куста, пока не приходят заморозки. Кажется, что если бы погода позволила, он так бы и цвёл, как заводной, непонятно сколько. Видимо, это все же не так, потому что в теплой Европе в декабре георгины все же не цветут. 

Engelhardt Matador

Энгельхардт Матадор (на сайте оригинатора Engelhardts Matador и это его официальное зарегистрированное название). Селекционер и оригинатор Зигфрид Энгельхардт, владелец питомника Дом георгин Энгельхардта – Engelhardt ” Dahlienheim ” (Güterbahnhofstraße 53,  01809 Heidenau), автор множества сортов, многие из которых содержат имя селекционера в названии. Сорт довольно новый, выведен в 1993, но зарегистрирован совсем недавно, в 2016. Это спорт от более старого английского сорта Саффолк Панч, от которого его трудно отличить. Относится к декоративным, скорее неформальным, потому что лепестки заметно скручены. Весьма примечательный сорт. У меня он отказывается расти вверх, причём это повторяется уже третий год, так что это не случайное отклонение. И это очень удачная особенность – им можно подбить спереди посадки более высокорослых сортов, куст образует такую эффектную юбочку, тем более примечательную, что у него необычно тёмная листва и стебли с пурпурным отливом. Соцветия при этом весьма крупные, до 20 см в диаметре, совершенно удивительной окраски. Вроде бы это обычный фуксин, а что может быть банальнее фуксина. Но к центру соцветия оттенок углубляется и приобретает насыщенно красный цвет. Этот переход – от фуксина к тёмно-красному на фоне тёмной листвы дает ощущение внутреннего свечения и необычайной глубины цыета. Начинает рано, что не удивительно, так как вверх расти не хочет. Маленький недостаток – необильное цветение, надолго зависает в фазе бутонов, и ближе к концу окраска становится более банальной, пропадает эффект свечения. Но это мелочи, а в целом сорт великолепный. Хочется однажды попробовать его в контейнере и посмотреть, не получится ли что-то типа мегаампеля.   

Ferncliff Illusion

Фернклиф Ильюжн. Канадский селекционер Дэйвид (Дейв) Джек (Dave Jack), семейный питомник которого в 2020 отметил столетие. Питомник называется Ferncliff Gardens и собственно и дает название этому и другим сортам. Одна проблема – то, что у меня выросло, не очень похоже на описание этого георгина, белого с розовыми кончиками и более аккуратными соцветиями, ближе к категории формальных декоративных. У меня выросла нечто иное – бело-розовое с розовыми прожилками. Если посмотреть фото этого сорта в сети, то иногда встречается и нечто очень похожее на это. Это может означать или то, что у этого сорта велика доля пересортицы и не одному мне досталось нечто странное. Либо то, что сорт изменчив и иногда выстреливает почковыми мутациями (спортами).  Оставим пока как есть. Георгин неплохой, хотя и довольно поздний, тоже любящий зависать в бутонах, высотой в метр с небольшим. Из тех, что долго прячут соцветия в зелени на коротких цветоносах. Возможно, я его выкину. Но если попадется посадочный материал этого сорта, попробую другой клубень. 

Bodacious

Бодейшес. Название сорта – английское прилагательное. Так обычно называют небольшие боевые корабли – что-то типа “дерзкий”. Это редкое слово в английском, считается, что это такой гибрид из bold и audacious – а у этих слов очень похожие значения, и склеивание их в такой гибрид должно означать особенную степень наглости, дерзости, выпендрёжности. Вот так его и переведём – Выпендрёжный. На мой взгляд, некоторый перебор, но авторы сорта хотели подчеркнуть вызывающе яркую окраску. И опять на мой взгляд, она вовсе не вызывающая, а довольно гармоничная, оба составляющих цвета – красный, скорее карминового типа, более прохладного. И желтый, ближе к соломенному, очень хорошо сочетающегося с оттенком красного в яркую, но гармоничную пару. В общем, красивый сорт. У меня он уже три года, и все три ему не везёт, попадает в не самое лучшее место, то лишком тёмное, то слишком близкое к какому-нибудь монстру. Поэтому он еще ни разу себя не проявил в полной мере. ясно, что это высокорослый сорт, и может вымахать под метр с половиной, но в неоптимальных условиях останавливается на метре. Соцветия – типичный формально-декоративный тип с ярко выраженной серединкой таким султанчиком, под 20 см в диаметре. Думаю, что когда наконец я его пристрою в более достойное место, он себя покажет очень ярко. Сорт довольно новый, выведен и зарегистрирован в 2001 году американским семейным питомником Swan Island Dahlias, но никаких наград так и не снискал. Возможно, это говорит о том, что у сорта есть проблемы, и дело не только в том, что мне пока не повезло – возможно, он по природе такой, не очень обильный в цветении, и слабо ветвящийся.     

Lavender Ruffles

Лавендер Раффлс, извините за некоторую топорность транскрипции, но лучше не получается. Лавандовые рюшечки, оборочки, завитушки, и всё такое. Сорт относительно свежий, заявлен в 2000 американским семейным питомником Swan Island Dahlias, но зарегистрирован совсем недавно, в 2018 голландским питомником H.M. Weijers. Собственно, это не сорт, а спорт от японского сорта, о котором чуть ниже. Спорт спорта. Очень необычный сорт с соцветиями, выглядящими как маленькая подушечка, в которую понатыкали очень больших лепестков (точнее, язычковых цветков, но не будем педантами). Относится к категории неформальных декоративных. В диаметре это чудо велико, больше 25 сантиметров, не меньше Прожектора Кельвина,  но такая рыхлость и растрёпанность соцветий не создаёт впечатления огромного размера. Соцветия как будто рассыпаются на отдельные лепестки, смешивающиеся с листвой в такую лоскутную композицию, пэчворк. На любителя. А вот цвет однозначно хорош – холодный, сияющий лавандовый, исключительно хорошо сочетающийся с матовой зеленью листьев. Ещё одна необычность сорта – очень плотный куст с короткими цветоносами, пока очередное соцветие собирается распускаться, окружающая листва плотно окружает его со всех сторон, нарастая со всех сторон. Соцветия поэтому утопают в листьях, а когда цветки начинают вянуть, они уже так глубоко внутри, что этого не видно, куст избегает неряшливости ржавеющих лепестков. И опоры отлично маскируются в этой плотной куче листьев с цветами, вообще не видно. Только в октябре нарастание куста прекращается, и становится видно увядание. Высота в конце сезона средняя, немного выше метра. Сорт интересный, оставлю ещё на годик. 

Purple Taiheijo

А вот и то, из чего произошли Лавандовые рюши. Пёпл Тайхейдзё, второе слово японское, поэтому такая неочевидная транскрипция, означает не много не мало Тихий океан. Вообще это тоже не сорт, а спорт старого японского сорта Тайхейдзё, который неизвестно кто и когда вывел, но время это уходит в первые послевоенные годы, когда японцы, видимо, ещё вспоминали, как недавно Тихий океан был в их полной власти, и бороздили его могучие японские авианосцы. Но авианосцы все утонули у атолла Мидуэй, на полпути к мировому господству. Пришлось вернуться к тому, в чём японцы всегда были сильны – к утончённой эстетике. Возможно, всё проще, и японские селекционеры вдохновились тем, как изображают океанские волны на японской гравюре укиё-э, вот, например, как это в самой хрестоматийной гравюре Хокусаи – в виде таких затейливо вырисованных тушью рюшек и завитушек, найдя в этом сходство с формой лепестков. По-моему, сходство точно есть. Спорт Пурпурный Тайхейдзё отличается от исходного сорта просто Тайхейдзё только оттенком, более глубоким пурпуром центрального круга язычков. В этом смысле новый американский спорт Лавандовые рюши почти вернулся к исходному, нсколько об этом можно судить по картинкам, но он ещё более холодный. Японский сорт был у меня два года назад, и тогда мне не понравился, поэтому был утрачен. Выглядит и растёт он точно так же, нарастая зеленью вокруг соцветий. Не жалею. Лавандовые рюши оказались интереснее Пурпурного Тихого океана.

Фотография лаванды и гравюра – Shutterstock

Grand Prix

Старый голландский сорт от уже несуществующего питомника Bruidegom, 1965 года. На мой взгляд, голландцы несколько перестарались с названием – Гран При – не тянет он на такую заявку на первые ряды. Впрочем, в 1965, возможно, это был неординарный сорт, хотя мы отлично знаем, что большие декоративные георгины в те времена уже были представлены куда более выдающимися сортами. И анналы не зафиксировали больших достижений сорта – настоящих призов и местах в рейтингах. И справедливо – раз сам назвался Гран При, что толку призы давать, да и мог бы выйти конфуз, можно представить себе объявление о третьей премии сорту Гран При. Крупные жёлтые соцветия очень правильной формы (категория формальных декоративных), лепестки с белыми кончиками. Соцветия, впрочем, не самые крупные, в пределах 20 см и не пышные. Проблема в том, что жёлтый цвет очень ненасыщенный, и белые кончики зрительно  слабо выделяются – с нескольких метров уже кажутся чисто желтыми, и слабо отличаются от других жёлтых георгин, например, Бильбао. Рост чуть больше метра, умеренно ветвящиеся стебли, цветет не очень долго, начинает в августе, к середине сентября уже показывает признаки утомления, вызывая насмешки рядом растущих Бильбао и Кельвинова прожектора. В общем, сорт невыдающийся, даже скучный, попробовал я его один год и отказался – драгоценное место занимать статью не вышел.   

Neon Splendor

Неон Сплендор – Неоновое Сияние. Слово splendor многозначно, и его можно было бы перевести как великолепие, блеск, красота, но это тот случай, когда речь идёт не просто о восторженном выражении общего восхищения, побуждающего покупателя лезть за кошельком, а вполне технический термин. Среди селекционеров уже знакомого нам американского семейного питомника Swan Island Dahlias, заявившего этот сорт в 1987, видимо, был некто, знакомый с или физикой, или с историей рекламы. Да и кто не слышал словосочетания “неоновая реклама”.

В наше время неон уже довольно редкая штука, вмсто него используют или люминесцентные трубки, а в последние годы все это быстро вытесняется светодиодными источниками. Но именно неон сделал историю в рекламе, еще сто лет назад залив большие города Америки и Европы морем света всех цветов и оттенков. Этот редкий газ, относящийся к семейству инертных или даже благородных, был открыт в 1898 сэром Уильямом Рэмзи – в России мы больше любим старинный вариант Рамзай, видимо, по сходству с дедом Мазаем – именно по способности ярко светиться в электрическом разряде. Эта способность быстро была оценена, и французский инженер Клод начал использовать это свойство в освещении и рекламе, научившись изготавливать трубки любого размера и формы, заполненные разреженным неоном, и с 1910 неон завоевал сначала Париж, а скоро принялся и за Америку. Огни большого города, и всё остальное, с этим связанное, – это про неон. Мулин Руж в Париже сохраняет практически неизменным настоящие неоновые декорации с тех самых времён. Историки цивилизации отводят неону и неоновой рекламе одно из самых почётных мест среди изобретений, создавших лицо 20 века. Мы любим фыркать, конечно, – массовая культура, общество потребления и т.п. – но другой цивилизации у нас нет, и по-моему, и в этой можно жить с удовольствием и ценить те фокусы, которые она изобрела. У нас, правда, была другая цивилизация, но неоновыми вывесками и она не брезговала – Гастороном, Диета, 1000 Мелочей – хоть и в гомеопатических количествах по сравнению с тем миром.

Сорт георгина демонстрирует именно тот цвет – оранжево-красный цвет настоящего неона, цвет Красной мельницы. Только неон умеет так светиться сам в тлеющем разряде, как хорошо видно из фотографии разряда в разных инертных газах. Все остальные цвета в светящихся трубках, которые все скопом называют неоновыми, делали и делают по-другому, и ни один другой газ в разряде не горит так ярко и жарко, именно горит. И георгин не подводит. Я первый год его пробую, и пока он не расцвёл, понятия не имел, что это будет. Когда расцвёло первое соцветие в середине августа, я сильно изумился – ожидал всё, что угодно, но не это. В нашем мире больше нет настоящего неона, а возле Мулин Руж я последний раз был рвно 30 лет назад – и мы больше не ассоциируем неоновые лампы и неоновую рекламу с этим жарким оранжевым. Думал, будет что-то жёлтенькое, холодненькое. Но вот расцвёл, и я сразу понял – это он, настоящий неон, как будто в лепестках зажжён разряд и щедро отдаёт свет. Георгин относится к тем цветам, лепестки которых умеют вбирать свет внутрь себя и излучать его уже от себя, став источниками. Далеко не все цветы способны на этот фокус, для этого требуется полупрозрачность ткани лепестков, а у многих великих цветов они непрозрачные, матовые, что впрочем тоже великолепно.

В общем, сорт хорош. В первый год он не достиг выдающихся результатов в обилии цветения, вырос на метр с небольшим, долго набирал бутоны, и к октябрю стал подавать признаки возможного великолепия. Соцветия не больше 20 см в диаметре, почти правильной формы, ближе к формальным декоративным. Но на первый год из покупного клубня редко получается сразу выдающийся результат. Посмотрим, что получится в будущем сезоне.

Фотографии Shutterstock 

Penhill Watermelon

Пенхил Вотермелон (Пенхилл Уотермелон) – Пенхил Арбуз. Регулярно фигурирует в чартах среди сверхбольших неформальных декоративных георгин в США и Канаде. Называние сорта поминает арбуз, и соцветия должны бы как-то напоминать этот фрукт. Поэтому когда он стал цвести первый сезон, я был в некотором недуоумении – вроде среди посаженных сортов был какой-то арбуз, а ничего не напоминает. Разобрался, что где, понял, что мне досталась пересортица. Оригинальный сорт Penhill Watermelon, выведенный в начале 2000-х южноафриканским селекционеров Уолтером Марицем (Penhill – это его опознавательное слово, название местечка близ Кейптауна, где у него, видимо, хозяйство) и правда имеет хороший арбузный цвет и даже некоторую очень оригинальную вариацию цвета, действительно чем-то неуловимо напоминающую мякоть хорошего арбуза. Мне же досталось нечто иное, по некоторым признакам – не так-то много очень высоких очень крупных георгин такого цвета – похоже на Lavender Prince, Лавандового князя, старый французский сорт. В анналах Королевского садоводческого общества, которое отвечает за официальную международную регистрацию сортов георгин, упоминается сорт Penhill Lavender Prince, – тот же южноафриканский селекционер как-то поработал со старым сортом, доводил его до современных требований. К сожалению, изображений сорта не нашлось вообще, но по текстовому описанию похоже.

Так или иначе, забудем про арбуз, но цвет того, что у меня растёт хороший, хотя и довольно часто встречающийся у георгин розовый с лиловым оттенком, скорее холодный. Соцветия не самые большие, но 20 см берут легко. Форма соцветия очень правильная, соцветие плотное, ближе к формальным декоративным. Один из самых высокорослых, элементарно вымахивает за полтора метра уже в августе, при этом один из самых ранних, начинает цвести в конце июля при высадке в начале июня. Кустится не очень сильно, поэтому уже в сентябре израстается, снижает интенсивность образования новых бутонов, соцветия к этому времени поворачиваются лицом к земле, очень похоже на поведение Прожектора Кельвина. В общем, сорт мне нравится, растёт уже второй год, оставим ещё. А если попадется клубень Пенхиллова Арбуза, попробую еще раз, потому что тот сорт по описаниям очень хорош, а та пересортица, что у меня выросла, скорее всего рано или поздно уйдёт из сада.

Арбуз Shutterstock 

Hapet Blue Eyes

Хапет Блю Айз. Что за хапет такой, так и лезет в голову пресловутая Хацапетовка. Неужели в Хацапетовке есть селекционеры георгин? Почему бы и нет, но где это вообще? Не важно. Хацапетовка ни при чём. Hapet – это фирменное слово очень усердного австрийского селекционера Петера Хасльхофера, автора нескольких десятков сортов георгин. Именно поэтому Хапет, а не Хейпит или Хейпет – это от немецкого имени, а не английского. И очень современных сортов, большинство выведено не просто в последнем тысячелетии, но даже и в нашем веке, в первом его десятилетии. Этот конкретный сорт появился в 2008. Блю айз значит “голубые глаза”. Когда он первый раз распускается, думаешь, ну какие тут голубые глаза. Белый декоративный георгин, с очень правильным и не очень крупным цветком, кончики лепестков фуксиновые, довольно банального цвета. Красиво, но не очень. Но по мере распускания соцветий понимаешь, что герр Хасльхофер очень наблюдательный человек с отличным воображением, и название сорту на самом деле очень идёт. Во-первых, цвет у этого георгина сделан тем самым пигментом, который встречается и у флоксов – при дневном свете это розово-пурпурный, фуксин, но в вечернем свете, когда из лучей света уходит теплый желтый свет солнечных лучей, цвет вдруг резко становится почти чисто синим. Этот фокус есть у многих сортов флоксов и очень красив. Как будто кто-то подменяет сорт к вечеру. А рано утром опять сажает на место тот, что был.
Вот у этого георгина происходит то же самое – вечером он синеет. И тогда соцветие с аккуратными радиально разбегающимися лучами лепестков, переливающимися из белого в синий, начинает действительно напоминать радужку голубоглазого человека, и даже темная серединка вечером дополняет ощущение, притворяясь зрачком.

Георгин не самый высокий, не самый сильный, и если рядом что-то посильнее, будет отставать, уступив лидерство. Тогда он еле-еле дорастет до одного метра и не порадует обильным цветением. Соцветия среднего размера, около 15 см. В общем, я бы сказал, что одного сезона для того чтобы оценить этот сорт достаточно, и я вряд ли его сохраню. Но один раз он стоит того, чтобы попробовать, всё же перелив цвета очень необычен для георгин, и вообще, это красиво, и будь у меня под георгины пара соток, я бы его безусловно не только оставил, но даже и завел бы пару кустов. А так, прощай, Хапет Голубоглазка, но если встретится мне другой георгин того же автора, тоже Хапет какой-нибудь, непременно возьму попробовать.    

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *